Становление братии

Главная / История Коневского монастыря / 25 лет возрождения / Становление братии

Обустройство обители, или неисповедимы пути Господни.

(Воспоминания архимандрита Исидора(Минаева)

О Коневском монастыре я услышал впервые в начале 90-х годов. Рассказала мне о нем журналистка, побывавшая на острове во время празднования 600-летия обители. Привыкший к строгому валаамскому уставу, я, признаюсь, был удивлен этим рассказом – слишком все походило на повесть древних времен о братии неустроенного монастыря, которая готова поделиться последним и с радостью привечает паломников.  Но реальная встреча с Коневцом случилась лишь пятью годами позже.

В 1998 году Святейший Патриарх Алексий II после празднования Преображения Господня  на Валааме впервые посетил Коневский монастырь. Я тогда занимался протоколом и должен был сопровождать Патриарха. 19 августа после короткого перелета над Ладогой вертолет приземлился на Коневце. Первое впечатление – разруха. С почерневших куполов сняты кресты, на стенах повсюду облупившаяся штукатурка, да и сами здания запущенные и необжитые, иконостас пустой – поставлено лишь несколько икон, не подходящих по размеру, алтарь не обустроен… Словом, недостатки можно было бы перечислять долго. На Валааме про такую разруху уже успели позабыть.   И, казалось бы, впечатление должно было сложиться самое печальное – но гостеприимство архимандрита Назария, да и всей немногочисленной братии, их радушие и вера сделали невозможное. Посещение Коневца оставило у меня – да и у всех паломников, побывавших вместе с нами в монастыре, светлое и радостное ощущение.

В следующем году паломнический рейс повторился, и я снова побывал на Коневце. Потом еще раз – уже в 2000 году. И с каждым визитом я видел, как потихоньку возрождается обитель. В храме появилась резная рака с мощами преподобного Арсения, киот для списка Коневской иконы Божией Матери, в иконостас вернулась старая икона, находившаяся в деревне Важины, и некогда принадлежавшая монастырю, перекрывались купола. Радостно было, что, сохраняя атмосферу братской любви, обитель и материально  возрождалась. И я уже ждал новой поездки на Коневец. Она действительно состоялась – но была в корне отличной от предыдущих. 4 июля 2001 года я был назначен настоятелем Коневского Рождество-Богородичного мужского монастыря.

Назначение стало для меня полной неожиданностью, но сомнений не возникло – все-таки опыт жизни в островном монастыре к этому времени у меня был, был и некоторый опыт руководства. И очень хотелось сделать Коневскую обитель лучше, не утратив при этом атмосферы, ставшей ее неотъемлемой частью. Но ведь и в материальном плане предстояла немалая работа. В начале восстановления монастыря был сделан ремонт крыш и помещений, но прошло слишком много времени, хотелось возродить облик храма, да и всего монастырского каре, улучшить условия, в которых жила братия. Словом, было понятно, что впереди огромная работа.

Когда я возглавил Коневский монастырь, то оказался в нем единственным священником. К счастью, со мной с Валаама пришли еще два иеромонаха – один из них стал монастырским духовником, другой возглавил подворье в  Санкт-Петербурге. Появилась возможность чаще служить Божественную литургию, что не могло не сказаться для братии благоприятным образом. Понемногу люди привыкали нести ответственность за свою работу, интерес появлялся – как сделать лучше. Когда братия поняла, что ответственность за монастырь лежит не только на настоятеле, но и на каждом из них – появился Духовный собор. Это теперь главный орган монастырского управления. Собор принимает решения о постригах, планирует финансовую жизнь обители, решает основные вопросы духовной жизни.

Особенно важное решение для жизни Коневского монастыря Духовный собор принял в конце 2006 года, и с 1 марта 2007 года обитель начала жить по новому Уставу. До этого в течение двух месяцев мы примеряли его на себя, пытались понять – хватит ли сил, а затем Устав был одобрен Монастырским собранием и утвержден митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром.

Сам Устав имеет очень много общего с распорядком жизни в обителях Святой горы Афон и в главном согласуется с дореволюционным Уставом Коневского монастыря. Как известно, преподобный Арсений Коневский дважды посетил гору Афон. Он принес оттуда не только чудотворную икону Пресвятой Богородицы, ныне именуемую Коневской, но и Устав афонского общежития. Впоследствии устав, составленный для Коневского монастыря строителем Иларионом, послужил основой для монастырских уставов по всей России.

В любой обители вся внутренняя жизнь тесно связана с уставным богослужением и регламентируется именно им. Ранний подъем, трапеза и все послушания определяются именно расписанием богослужений. Поэтому вопрос времени их совершения очень важен для правильного устроения монашеского делания.

Новый Устав Коневского монастыря предполагает совершение нескольких богослужений в день, разделенных по времени. Теперь в будничный день в 6 часов утра совершаются полуношница, утреня, а сразу после часы и Божественная литургия, по окончании которой братия завтракает и отправляется на послушания, которые в 15 часов прерываются обедом и небольшим отдыхом. В 19 часов в храме служится 9-й час и вечерня, после которой наступает время ужина. После него в храме совершается малое повечерие. Это духовное делание является обязательным для всей братии монастыря. Несколько раз в неделю настоятель и уставщик проводят с братией занятия по основному богословию, богослужебному уставу и церковно-славянскому языку. В 22 часа все отходят ко сну. В субботние и предпраздничные дни в 15 часов в храме совершается малая вечерня. Надо сказать, что эта служба практически полностью упразднилась в монастырях и приходских храмах. После ужина и отдыха в 21 час совершается торжественное всенощное бдение. А в 9 часов утра уже наступившего дня начинается Божественная литургия, предваряемая чтением часов.

Итак, принятие нового Устава позволило нам служить Божественную литургию ежедневно. Конечно, не так просто каждое утро вставать затемно и идти в храм, зато день, начавшийся с литургии, течет совершенно иначе. Каждый получает Божие благословение на весь день. Любая совместная трапеза также предваряется молитвой. И заканчивается день также в храме. И у паломников, гостей монастыря есть возможность в любой день причаститься Святых Христовых Таин.

Возвращаясь к первым годам моего настоятельства – вспоминается, в первую очередь, разруха. Конечно, немало было уже сделано. Финские друзья очень помогали – их стараниями уже были отреставрированы три часовни – Никольская на берегу, Успенская и Арсениевская на Конь-камне. Заканчивалось восстановление четвертой – на месте Явления Пресвятой Богородицы. Три финских пожилых женщины – Паула Кохо, Ирма Вуокко и Паула Вуорелла – собирали средства: торговали на ярмарках, делали выпечку, и на полученные средства восстановили часовню. Мы ее освятили в 2002 году.

Неоценимую помощь обители оказала и продолжает оказывать Елена Павинская, которая много лет была председателем финского благотворительного Общества «Коневец». Под ее личным руководством были организованы многие благотворительные базары, выставки, трудовые лагеря. Она принимала участие в реставрации часовен, храмов и корпусов обители, занималась выпуском тематических изданий. Неоценимая ее помощь – переводы с финского и на финский язык многочисленных текстов, документов и прочего. В качестве переводчика она помогала всем настоятелям на встречах и совещаниях с финнами.

В храме первым делом начали восстанавливать иконостас – каркас его сохранился, а иконы были поставлены, какие нашлись. Было очень похоже на часовенку в сельской глуши. Иконы заказали, начали золотить иконостас. И снаружи храм стоял – уже и не разобрать было, где желтая краска, где белая. Тоже большая работа была, закончили уже в 2008 году. Да и остальное все – вроде и стоит, а присмотришься повнимательнее – пора чинить. С мусором, еще от военных оставшимся, тоже проблема была – половина острова завалена старым железом. Мы его сгребли к странноприимному дому – огромная куча получилась, забором отгородили, потом уже на материк вывезли. Коневский скит стоял – без куполов, к храму какая-то пристройка прилеплена, стена разобрана – там военные торпедами занимались. Вычистили, что могли, а на реставрацию сил не хватает. Да и людей не так много в монастыре. В Казанском скиту один насельник поселился постоянный – иеросхимонах, а теперь схиигумен, Варахиил, духовник монастыря. Там началась литургическая жизнь. Но Коневский скит поднять – сил не хватало. Предложили его во временное пользование передать Софийскому собору города Пушкина. И за несколько лет скит не узнать – стал как новый! Там же и детский лагерь появился рядом – ребятишки на лето приезжают, отдыхают, знакомятся с монастырем, на службы ходят, помогают иногда.

На Валааме уже в начале 90-х годов возникла паломническая служба. Конечно, поток приезжающих на Коневце был гораздо меньше, ведь он всегда как бы прятался в тени. Летом 2001 года иногда как снег на голову сваливались какие-то люди, надо было искать кого-нибудь, кто мог бы рассказать про обитель, отвлекать братию от послушаний. Да и знатоков не так и много было. Поэтому осенью решили создать свою паломническую службу. К счастью, у нас уже был свой теплоход – УК-472. Весной пригласили специалистов, организовали курсы для экскурсоводов, и уже летом 2002 года началась работа паломнической службы. Первый уставной капитал нам подарил друг и попечитель обители легендарный пилот Вадим Базыкин. Теперь ее деятельность – постоянный и существенный источник монастырского дохода. Служба занимается и рекламой, ведет издательскую деятельность. Конечно, и здесь не сразу все устроилось так, как хотелось бы, но постепенно приходит опыт. Появился постоянный поток туристов и паломников – возникла необходимость в монастырской лавке. Каждому ведь хочется увезти какую-то память об острове. Сперва выбора не было почти никакого, но постепенно стали заказывать специально для себя различные предметы, так что теперь лавка тоже стала прибыльной. Появилось и кафе для гостей обители. Раньше стояла покосившаяся изба для садового инвентаря. Мы сняли с нее промеры и по тем же меркам поставили новое здание. Теперь нашим гостям есть, где выпить чашку чая в прохладный день.

Конечно, не все, что хотелось сделать, получилось. На что-то не хватило средств, на что-то не хватило сил. Но мне радостно сознавать, что и поныне в Коневской обители жив тот доброжелательный дух первых христианских общин, насаждённый после разорения первым настоятелем архимандритом Назарием (Лавриненко). Это дух простоты, требовательности к себе и снисхождения к немощам ближнего. Когда ныне на пепелище мы пытаемся возродить духовную жизнь, нам следует помнить апостольские слова: «Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное», (1 Коринфянам 15:46). Не может быть второго этажа без первого. Пока ещё нам неведомы высоты духовные; мы должны научиться простым человечным навыкам: вежливости, терпению, вниманию к ближним и заботе о них. И главные качества, которые,  как мне кажется, должны сопутствовать любой христианской общине – духовное трезвение, простота и скромность –  я нашёл в Коневском монастыре. Не сомневаюсь, что с течением времени всё остальное приложится.

 

Архимандрит Исидор (Минаев)