Остров Коневец и его святыни

Главная / Монастырь сегодня / Статьи / Остров Коневец и его святыни

Остров Коневец и его святыни

Остров Коневец расположен в западной части Ладожского озера; от берега его отделяет водное пространство (около 6 км), которое катер в тихую погоду преодолевает за полчаса. Наибольшая длина острова не превышает 7 км, а ширина равна в среднем 4 км. Название острова происходит от находящегося здесь валуна весом более 750 тонн — Конь-камня, до конца XIV века служившего местом языческих жертвоприношений. Жители побережья, использовавшие остров как пастбище, на этом камне ежегодно приносили в жертву коня. 

Подплывая к острову Коневец со стороны Владимировской бухты, катер огибает далеко выступающую в озеро узкую песчаную косу (мыс Стрелка) и попадает в зону относительного затишья так называемой Владычной бухты. Паломник видит перед собой песчаным берег и местами почти отвесный (высотой до 10 м) песчаный уступ, снижающийся к востоку и постепенно переходящий в низкий с обилием камней берег и далее — в небольшой островок, представляющий собой скопление крупных валунов и именуемый Каменным, или Журавлиным. Западный берег острова почти на всем протяжении круто обрывается в сторону озера и имеет неширокую полоску пляжа под уступом. С восточной же стороны остров отличается изрезанностью береговой линии — вытянутыми узкими полуостровами и широкими заливами между ними. Каменистые отмели здесь тянутся на сотни метров от берега; часть из них густо поросла тростником. 

Основные постройки монастыря сосредоточены в южной части острова на первой надпойменной террасе с типичным для песчаных почв растительным покровом — сосновыми лесами. Здесь встречаются, хотя и редко, старые мощные великаны — свидетели возрождения монастыря в Петровское время, но чаще — двухсотлетние и более молодые насаждения, возникавшие естественным образом после рубок леса, ветровалов или пожаров. В центре острова больше ельников, часть из которых заболочена. Нередко эти темные леса представляют собой труднопроходимые и малопривлекательные на вид заросли. Зато как великолепны редкостойные светлые сосновые леса, сквозь ряд стволов которых просматривается озерная гладь! Лес всегда был и остается главным богатством острова. Монастырь, находясь на самообеспечении, не мог себе позволить бесхозяйственного отношения к природным ресурсам. Лес шел на дрова и строительство, продавался на сторону. 

Необходимость кормить себя и многочисленных паломников вынуждала монахов осваивать часть территории острова под пашню и сенокосные угодья. Хлебные злаки (рожь, овес, ячмень) давали, как отмечают очевидцы, хороший урожай, но все равно приходилось докупать на берегу до трехсот кулей хлеба (1 куль — около 9 пудов), а вот сенокосы были «скудны», и количество скота ограничивалось в прошлом тремя десятками коров и бычков, да парой десятков лошадей. Основные пахотные земли располагались на Святой горе и у ее подножья. Сейчас эти участки часто заболочены и представляют собой луговые сообщества. Часть земель восстанавливается под картофельные поля и огороды там, где они когда-то были. Уже бродят по острову несколько коров, есть небольшое стадо овец и коз, свиньи, лошадь, гуси и куры. 

Когда-то основу хозяйства составляло рыболовство, был свой небольшой флот, а часть рыбных угодий возле острова монастырь даже сдавал в аренду. Ели монахи, и не только по праздникам, и ладожского лосося, и семгу, но преобладали кушанья из сига. Исследования последних лет, проводимые Институтом озероведения РАН, показали, что вода у острова Коневец прозрачнее, чем у Валаамского архипелага, и, главное, общая плотность рыб рядом с островом в два раза выше, чем у Валаама. Вообще, рыба здесь в основном обитает на глубине более 20 м и только после полуночи всего на несколько часов поднимается ближе к поверхности. 

Кроме замечательных природных ландшафтов есть на острове места, где человек создал удивительные по своей гармонии уголки. Даже сейчас, после стольких лет разрушения, эти сочетания архитектурных форм и их растительного обрамления приятны глазу и согревают душу. Стоит обратить внимание прежде всего на существующий здесь уже около полутора столетий пейзажный парк. Начинается он почти у самой гавани, и аллеи из клена, дуба и липы ведут гостя наверх либо к каменной гостинице, либо к воротам монастыря. В пространстве между рядами деревьев еще встречаются мощные экземпляры дуба, а на пересечении дорожек монахи когда-то соорудили из причудливой формы камней подобие альпийских горок, сейчас поросших кустами розы и спиреи. 

Интересным местом является песчаная коса Стрелка. В начале XX века здесь на границе леса и обнаженного перевеваемого песка была возведена деревянная часовня; вокруг нее высадили сосну горную, саженцы которой (родиной с Балкан) были завезены, скорее всего, из Финляндии. Так появилась роща низкорослой и полустелющейся древесной породы, хорошо закрепляющей подвижные пески и декоративной. 

Своеобразный садово-парковый комплекс сформировался во внутреннем пространстве монастырского каре. Крупные деревья сохранились сейчас только у трапезной, еще недавно среди них рос старый кедр (сосна сибирская), а несколько лип и кленов спилены монахами уже в самые последние годы, чтобы освободить закрытый до этого вид на собор. Вдоль монашеских келий растут, сейчас немногочисленные, плодовые деревья — яблони и сливы, кусты смородины и крыжовника, разбиты цветочные грядки. Далек пока от восстановления закрытый со всех сторон каменной оградой небольшой и уютный игуменский садик. 

Примечательным местом является и Конь-камень, вокруг которого, контрастируя с природным окружением из елей и сосен, замшелыми валунами и зарослями папоротников, растут отдельные экземпляры клена и дуба, тополя и ясеня. Поднявшись от него по выложенной камнем лестнице на Святую гору, вы попадаете в зону культурного освоения, расположенную за стенами Казанского скита, где парковые элементы сочетаются с участками лугов и пашни. Спустившись по противоположному южному склону, вы оказываетесь в скрытом за горой от северных ветров монастырском саду, где когда-то стоял домик садовника, был поливочный пруд, работала дренажная система, а сейчас сохранилось не более 20 старых яблонь, некоторым из которых перевалило за 100 лет. 

К северу от Святой горы темная лесная дорога ведет к горе Змеиной, расположенной почти в самом центре острова. Эта небольшая возвышенность с очень крутыми каменистыми откосами получила свое название в связи с вытянутой и извилистой формой. Здесь в лесной тиши можно встретить белку, лису и зайца, услышать треск сучьев под ногами лося, но, что касается змей, то как раз их на острове местные жители никогда не видели, так что паломники могут не опасаться. 

Остров Коневец не имеет уникальных ландшафтов, на нем вы не найдете каких-то очень редких видов растений и животных. Но прелесть этого участка суши среди просторов Ладоги заключается в том, что здесь можно увидеть водные дали, пройтись по песчаным или каменистым берегам, погрузиться в дремучие еловые или тут же рядом — в светлые сосновые леса, выйти неожиданно из чащи на просторный луг и подышать ароматом багульника на болоте. Благодаря относительной отдаленности, монашеской уединенности и военной закрытости природа сохранилась здесь в своем многообразии и цельности. И вполне понятны существующие планы придания этому замечательному месту статуса заказника.

 

Борис Ганнибал

 

История Коневского монастыря

 

Время основания монастыря — конец XIV века. Это эпоха победы на Куликовом поле, свершившейся в праздник Рождества Богородицы — 8 сентября 1380 года. Победа была связана с духовным возрождением Руси, неотделимым от имени ее величайшего святого — Преподобного Сергия Радонежского, вдохновителя создания общежительных монастырей на Русском Севере. Несомненна духовная связь между Преподобным Сергием и основателем Коневского монастыря Преподобным Арсением, проявившаяся в возрождении древней иноческой практики «умной молитвы», и, возможно, в освящении храма обители во имя Рождества Богородицы. 

Преподобный Арсений Коневский, уроженец Новгорода Великого, в 20-летнем возрасте ушел в пригородный Лисогорский монастырь, желая избрать путь иноческого служения Богу и миру. На Лисьей горе он принимает монашество — ангельский образ. Оттуда удаляется на Святую Гору Афон. На Афоне Преподобному Арсению была явлено, что он должен стать основателем монастыря во имя Богородицы на севере Руси. Он возвращается на родину, и, получив благословение новгородского владыки Святителя Иоанна, отправляется по Волхову на север в поисках уединенного места для основания обители. Судно, на котором он плыл, дважды чудесным образом прибило к острову Коневец. Первоначально Преподобный Арсений поселился на возвышенном месте, впоследствии, по явлению на нем Пресвятой Богородицы, получившем название Святой горы. В 1396 году Преподобный Арсений перешел на берег Ладожского озера. Здесь Преподобного приветствовал, прибыв на Коневец, его сподвижник по Лисогорскому монастырю, а к тому времени Новгородский архиепископ, Святитель Евфимий. Бухта же впоследствии в память о Владыке получила название Владычной. 

К Преподобному Арсению стали стекаться ученики, и в 1398 году была установлена церковь во имя Рождества Богородицы. В 1421 году вследствие наводнения Преподобный Арсений перенес монастырь на более возвышенное место. В новый храм была помещена главная святыня монастыря — икона Пресвятой Богородицы, принесенная с Афона Преподобным Арсением и получившая наименование Коневской, или Акафистной. На ней Богомладенец изображен держащим голубиного птенца как символ очищения (Лк.2:22—24). В настоящее время икона, прославившаяся чудотворениями, находится в соборном храме Ново-Валаамского монастыря (Финляндия). После реставрации, как и на более древних списках, Спаситель изображен с одним птенцом (до этого можно было видеть двух птенцов). 

После кончины Преподобного Арсения (1444 или 1447 год, память 12 июля) монастырь, расположенный близ границы русских и шведских владений, неоднократно подвергался разорениям. Обитель восстанавливалась благодаря попечительству государей Василия III, Иоанна IV Грозного, Феодора Иоанновича и Бориса Феодоровича. В конце царствования Иоанна IV был построен новый величественный каменный собор, фундаменты которого выявлены археологической экспедицией под руководством В. А. Булкина в 1996 году. 

По размерам своих земельных владений Коневский монастырь превосходил Валаамский, являясь, наряду с последним, главным оплотом православия среди карел на северо-западе новгородских земель, значительным культурным центром средневековой Руси. Из Коневского монастыря происходят Коневская Псалтирь (конец XIV — начало XV века), Евангелие монаха Закхея (1524 год, не сохранилось), пелена с изображением Коневской иконы (конец XV — начало XVI века), Коневская икона Божией Матери (70-е годы XVI века). Дарование «боярскими детьми» М. Бровцыным и Гр. Щетининым шитого покрова на раку Преподобного Арсения в 1551 году свидетельствовало о том, что основателя монастыря стали почитать как святого вскоре после его блаженной кончины. При угрозе шведского нападения в 1577 году мощи Преподобного Арсения были положены в основание церкви, «под спуд», где и пребывали до обретения в наши дни, оставаясь залогом возрождения обители в эпохи лихолетий. 

Дважды, в 1577 и 1610 годах, шведы захватывали остров. Коневские иноки вынуждены были покинуть монастырь и обосноваться в Деревяницком Воскресенском монастыре под Новгородом. После разорения в 1610 году остров Коневец до победоносного для России окончания Северной войны находился под шведским владычеством, собор был практически разрушен. 

В 1710 году остров Коневец решено было отдать князю Я. Ф. Долгорукому, но в 1718 году, благодаря ходатайству Деревяницкого архимандрита Иоанникия, Петр I издал указ о возобновлении монастыря. Он получил статус приписного к Деревяницкому. Строитель иеромонах Тихон с братией уже на следующий год выстроили деревянную церковь во имя Святителя Николая Чудотворца. В 1760 году монастырь обретает самостоятельность по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны. С 1764 года, после проведения Екатериной II монастырской реформы, монастырь находился за штатом, в 1825 году возведен в III класс. 

При настоятеле иеромонахе Адриане (Блинском, 1790—1798) по благословению Санкт-Петербургского митрополита Гавриила (Петрова) при монастыре в километре к северо-востоку от него устраивается скит во имя Казанской иконы Божией Матери. 

В 1794 году два коневских инока — иеромонах Макарий и иеродиакон Стефан — участвовали в валаамской миссии в Америке; благочинный американской миссии архимандрит Гедеон впоследствии жил на покое в Коневском монастыре. Коневец становится известным в России местом процветания старчества. В округе Змеиной горы на Коневце в уединении подвизались старцы Зосима (Верховский) — наиболее вероятный прототип старца Зосимы из «Братьев Карамазовых», Василиск (Гаврилов), иеромонах Сильвестр (Петров). Последний отличался и дарованием архитектора. Он капитально переработал присланный из столицы проект нового монастырского собора во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Из-за нехватки средств собор возводили при четырех настоятелях на протяжении десяти лет — с 1800 по 1809 годы. 

Верхний храм был освящен строителем монастыря иеромонахом Иларионом (Кириллов, 1807-1823). Отец Иларион выстроил в камне главную монастырскую усадьбу. В 1813—1815 годах на месте деревянной церкви во имя Святителя Николая в юго-восточной части монастырского каре был устроен новый, сохранившийся доныне, больничный и кладбищенский храм. Во имя Святителя Николая была освящена также часовня, встречавшая паломников на пристани (1815). Отец Иларион составил ставший образцовым для многих русских обителей общежительный устав монастыря и службы Преподобным Арсению Коневскому, Сергию и Герману Валаамским. 

При игумене Никоне (Кепишеве, 1825—1830) в нижнем Сретенском храме появился придел во имя Коневской иконы Божией Матери (1830); верхний храм в 1830-е годы был расписан в академической манере, возможно, монастырскими художниками. Ряд икон в храме принадлежал кисти знаменитого В. Л. Боровиковского (утрачены). 

В Коневском монастыре в разное время бывали император Александр II в сопровождении семейства и свиты (1858), писатели Н.С.Лесков (Коневцу посвящен его очерк «Монашеские острова на Ладожском озере», 1873), В. И. Немирович-Данченко и А. Дюма, поэт Ф. И. Тютчев, архитектор А. М. Горностаев (надстраивал настоятельский корпус и составил первоначальный проект расширения собора). Неоднократно в монастыре молился благочинный монастырей Санкт-Петербургской епархии архимандрит Игнатий (Брянчанинов, 1807—1867), известный духовный писатель и подвижник, канонизированный в 1988 году. Им в 1849 году была освящена церковь во имя Преподобного Арсения Коневского в северо-восточной части монастырского каре. 

Крупнейшим строителем обители во второй половине прошлого столетия был игумен (в дальнейшем архимандрит) Израиль (Андреев, 1859-1884), ученик Святителя Игнатия (Брянчанинова). При нем возведены Коневский скит, Санкт-Петербургское подворье, большинство хозяйственных и жилых зданий в монастыре. 

В 1884—1894 годах настоятелем монастыря был архимандрит Пимен (Гаврилов), автор лучшего исторического описания Коневского монастыря. В последний период строительной деятельности в монастыре, при игуменах Макарии (Иванове, 1895—1907) и Никандре (Сапрыкине, 1908—1919) были построены новое подворье на Большой Охте (1899—1907, храм не сохранился) и часовня во имя Успения Пресвятой Богородицы (1899) у места отдохновения Преподобного Арсения. С 1892 года обитель, ранее принадлежавшая Санкт-Петербургской епархии, отошла к вновь образованной Финляндской и Выборгской епархии. На Коневце многократно возглавляли богослужения предстоятели этой кафедры, среди которых нужно назвать будущего Санкт-Петербургского митрополита Антония (Вадковского) и будущего Патриарха Московского и всея Руси Сергия (Страгородского). 

С 1917 по 1940 год монастырь действовал, поскольку остров Коневец оказался на территории Финляндии. К 1932 году в обители оставалось 75 человек братии — не было притока новых насельников из России, пагубно отразилась на жизни обители смута, связанная с введением нового календарного стиля в Финляндской православной церкви, ставшей автономной под возглавлением Константинопольского патриарха. Настоятелем с 1930 года был игумен Маврикий (Сережин). До прихода в монастырь, во время службы в армии, он был связным генерала Маннергейма, с чем, возможно, связано посещение последним Коневца. Постоянные богослужения совершались только в соборе. На острове разместились штаб (в каменной гостинице) и две батареи береговой артиллерии финской армии. С началом советско-финской войны часть утвари была вывезена, но большая часть осталась — в частности, иконостасы и колокола всех церквей, кроме звонов Казанского скита. В 1941 году часть иноков вновь прибыли на остров, пытаясь возродить монашескую жизнь. Все храмы, кроме Никольского, к тому времени были полностью разорены. В 1944 году у алтаря собора был погребен умерший в эвакуации игумен Маврикий. 19 августа того же года последние из братии навсегда покинули остров, отошедший к Советскому Союзу. После периода скитаний 32 коневских инока обосновались в усадьбе Хиекка коммуны Кейтеле, где монастырь просуществовал до 1956 года. 31 августа 1956 года девять оставшихся в живых монахов переехали в Ново-Валаамский монастырь в Папинниеми, взяв с собой чудотворную Коневскую икону. Братию в то время возглавлял иеромонах Дорофей (Беляков), известный по книге С. Большакова «На высотах духа». 

На острове Коневец тем временем царило запустение; в монастырских постройках обосновалась военно-морская часть. В 1990 году монастырь был возвращен Санкт-Петербургской епархии. 28 мая 1991 года на остров прибыл архимандрит Назарий (Лавриненко), назначенный митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном наместником монастыря (ныне благочинный монастырей Санкт-Петербургской епархии, наместник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры). В ноябре 1991 года под полом нижнего храма были обретены мощи Преподобного Арсения — главная святыня монастыря. Часть святынь находится в настоящее время в Финляндии. При попечении отца Назария проведены значительные восстановительные работы, прежде всего в нижнем храме собора и гостиничных корпусах, воссоздается часовня на Святой горе. Налажено сотрудничество с желающими помочь монастырю в России и в Финляндии, оказывается помощь больным наркоманией и инвалидам, развивается монастырское хозяйство. В Сретенском храме находятся несколько икон Коневской Божией Матери, в том числе точный список с чудотворного образа, а также старинная икона, перенесенная из церкви с. Важины и, возможно, являющаяся единственной, происходящей из старого Коневского монастыря и ныне пребывающей в обители. Братия насчитывает более 20 человек. Торжественно праздновались 600-летие обители 12 июня 1993 года, отмеченное прибытием митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) и предстоятеля Финляндской Церкви архиепископа Иоанна, и 550-летие со дня преставления Преподобного Арсения. Архиерейские службы в праздничные дни 1997 года возглавлял митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров). С 1997 года восстанавливается закрытое в 1932 году Санкт-Петербургское подворье на Загородном проспекте, 7 (управляющий — иеромонах Борис Шпак). К монастырю приписан Рождество-Богородичный собор в г. Приозерске в качестве подворья.

 

Александр Берташ

 

Памятники истории и архитектуры

 

Обогнув маяк бухты Владимировская, монастырское судно берет курс на остров Коневец, который отчетливо виден в хорошую погоду. По мере приближения к острову начинают вырисовываться монастырские строения на фоне красивейшего леса. В первую очередь видна колокольня, за ней — купола собора. Это — доминанты архитектурного ансамбля. И вот корабль, сбавляя ход, приближается к монастырской гавани. Но войти в старую гавань сегодня не представляется возможным: время и запустение сделали свое дело. 

А ведь еще 70 лет назад со стороны озера гавань защищал от волн своеобразный обруч из бревенчатых ряжей, заполненных камнями и укрепленных с береговой стороны тщательно подогнанными гранитными блоками. Сегодня из всех зданий и сооружений, составлявших некогда комплекс монастырской гавани, в полном объеме сохранились часовня и странноприимный дом. Каменная часовня в честь Святителя Николая была построена в 1815 году. Благодаря стараниям реставраторов, в недавнем прошлом она обрела свой естественный облик. По правую сторону от аллеи можно увидеть двухэтажное кирпичное здание, построенное предположительно в 1866 году. Это странноприимный дом или, иными словами, гостиница для людей бедных, которых монастырь по традиции мог приютить и столовать несколько дней.

 Монастырское судно швартуется у причала, построенного уже в советское время чуть восточнее старой гавани. С борта судна достаточно отчетливо видны каменные строения на берегу приблизительно на расстоянии 1,5 км к востоку, т. е. справа от причала. Это скит во имя Коневской иконы Божией Матери, и расположен он на самом берегу Владычной бухты на месте первого монастыря, который был построен самим основателем обители — Преподобным Арсением в 1398 году. На месте первого деревянного монастыря была поставлена памятная часовня, и лишь в 1874 году приступили к строительству скита по проекту архитектора И. Б. Слупского. Великолепная по своему внешнему и внутреннему убранству церковь, возведенная в кирпиче на мощном гранитном цоколе, явилась центром композиции. В архитектурном облике храма явно прослеживается дань увлечению «русско-византийским» стилем в тот период времени. 

Довольно скромно по отношению к церкви выглядит двухэтажный келейный корпус, перекрытый простой кровлей. По периметру скита устроена сплошная высокая ограда с тесовой кровлей. По углам ограды — башенки с шатровым завершением и главками с крестами. С западной стороны в ограде находятся трехчастные ворота с килевидными арками. К сожалению, сегодня скит находится в плохом состоянии и не производит такого радостного впечатления, как прежде, но можно надеяться, что он будет восстановлен в первозданном виде. 

Оставим Коневский скит и вернемся к причалу, от которого, как уже упоминалось, кленовая аллея поднимается вверх к собственно монастырю. 

По левую сторону аллеи на возвышенном месте виднеется двухэтажная с мезонинами каменная гостиница. Это здание также является плодом творчества архитектора И. Б. Слупского. Проект был составлен предположительно в 1860 году. Здание стоит на гранитном цоколе, стены кирпичные, оштукатурены снаружи только с трех сторон. Задний фасад в целях экономии оставлен в кирпиче. Главный фасад, обращенный к парку, был бы довольно простым, не будь мезонинов с узкими полуциркульными окнами по краям здания и большого витражного окна над центральным парадным входом, освещавшего часовню на втором этаже. 

За гостиницей, метрах в двухстах, мы видим каменную постройку. Это небольшое кирпичное здание — кузница. Строилось оно в 1829 году и предназначалось для мельницы, но место для этой цели было выбрано неудачно, поэтому и решено было использовать его иначе. За кузницей — монастырское гумно с сараями для склада хлеба и соломы. Сегодня эти хозяйственные постройки — в руинах… 

От центральной аллеи вправо, по краю довольно крутого склона, уходит песчаная дорожка и, огибая юго-западную монастырскую башню, выводит к другой гостинице, уже деревянной. Внешний вид здания прост. Оно двухэтажное, в средней части возвышается мезонин в пять окон. Гостиница была построена в 1843 году. Строение примечательно тем, что при его возведении использовались сосновые бревна диаметром до пятидесяти сантиметров, заготовленные в островном лесу. 

И наконец мы у колокольни, в нижней части которой устроен арочный проход на территорию монастыря. Сама колокольня имеет три этажа, высота от основания до креста около 35 метров. Ярус звона имеет форму восьмерика, в каждой грани которого расположены высокие полуциркульные проемы с деревянными балками для развески колоколов, которых ранее насчитывалось до десяти. Самый главный из них, весом в 204 пуда, висел на мощных крестовых балках внутри восьмерика. Арочный проход под колокольней закрывали собой Святые Врата. Изготовлены они были из дерева и предположительно обиты медными листами, по которым выполнена роспись. На правой половине был изображен основатель обители Преподобный Арсений, над главою которого Коневская Божия Матерь с парящими ангелами, на левой половине — Святитель Евфимий, архиепископ Новгородский, над главою которого нерукотворный образ Христа Спасителя с ангелами. В самой верхней части ворот, в полуциркуле, был изображен Господь Бог Саваоф с исходящим от него Духом Святым в виде голубя. Сегодня это замечательное произведение живописи, впрочем, как и сами ворота, полностью утрачено. 

Войдя в арку, нельзя не заметить на стенах справа и слева дивные фресковые изображения. В советский период они были закрашены толстым слоем известковой краски, но благодаря кропотливому труду реставраторов из Петербурга сегодня мы имеем возможность полюбоваться прекрасным образцом фресковой живописи, характерной по технике исполнения только для этих мест. Сюжет композиции на правой стене повествует о событии, произошедшем в XVII веке во время войны между Россией и Швецией, когда Коневский монастырь подвергся разорению, а двое монахов, попав в шведский плен, чудесным образом освободились от него благодаря заступничеству Коневской Божией Матери. В основу второго сюжета легло историческое событие посещения острова Новгородским архиепископом Евфимием. 

По правую сторону аллеи, ведущей от колокольни к паперти собора, стоит пирамидальный памятник из путиловской плиты в память о посещении обители в 1858 году Александром II с семейством (в настоящее время памятник перенесен к аллее, ведущей от причала к монастырю). 

Справа и слева от колокольни расположены каменные двухэтажные корпуса. Две небольшие одноэтажные вставки связывают их с основанием колокольни. В правой из них хранили овощи, а в левой находилась общая для звонаря и привратника келия. Сами же корпуса, в виде ломаных линий, простираются к северу и югу. В южном второй этаж занимался настоятельскими покоями, его келейниками, приемной, архивом. На первом этаже помещались келий казначея и его келейника. Весь нижний этаж и два изворота верхнего, ближайших к колокольне, были построены в 1808—1810 годах. Верхний же этаж третьего изворота надстроен в 1851 году по плану и фасаду академика архитектуры А. М. Горностаева. В образовавшемся изломе со стороны главного фасада был устроен внутренний, так называемый игуменский, дворик, отделенный от внешнего мира высокой каменной оградой с воротами. 

В северном корпусе первый этаж вмещал в себя келарскую кладовую и келию келаря, поварню и трапезную для наемных рабочих, хлебодарню и хлебопекарню. На втором этаже находились келий братии, служащих при кухне и трапезе, братская трапеза с келией трапезария. Одновременно с южным этот корпус претерпел изменения, касающиеся надстройки второго этажа. Симметрично игуменскому дворику в изломе северного корпуса располагался хозяйственный дворик. 

Северная и южная стороны застройки монастыря соединяются с западной воротами и начинаются просторными квадратными башнями в ширину корпуса. В северо-западной башне помещался хлебный запас, в юго-западной — кладовая для провизии и квасоварня с погребом внизу. В средней части обеих линий застройки возвышаются двухэтажные братские келейные корпуса. Они соединены с угловыми башнями одноэтажными зданиями, в которых размещались мастерские. Восточная линия застройки примыкает к северной и южной также посредством башен, в которых были устроены две церкви: с севера — во имя Преподобного Арсения, с юга — во имя Святителя Николая Чудотворца. Последняя являлась кладбищенской церковью, построенная на смену обветшалой деревянной в непосредственной близости от братского монастырского кладбища. Никольская церковь была освящена в июне 1815 года. В паперти ее похоронены тела благотворителей обители и рабов Божиих из братии, в том числе отца Сильвестра — автора проекта Соборного храма. Церковь во имя Преподобного Арсения, расположенная симметрично Никольской, несколько меньше пространством. Храм строился в 1849 году как больничный, поэтому кроме основного входа имел еще и частный из примыкавших к нему келий. 

В средней части восточной линии застройки мы видим воротную башню. Здесь располагалась монастырская библиотека. Хранились в ней древние рукописи, книги Священного Писания, Богослужебные книги, Писания Святых Отцов, исторические, философские, медицинские книги. Всего более восьми тысяч экземпляров. Справа и слева от воротной башни расположились двухэтажные келейные корпуса. Они соединены с башнями одноэтажными зданиями, в которых размещались монастырский музей и аптека с провизорской. 

Остановимся же теперь перед главной святыней монастыря — великолепным зданием соборного храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы, собора, в котором покоятся мощи Преподобного Арсения Коневского. 

Место для строительства было выбрано им самим еще в далеком 1421 году после наводнения, и с тех пор здесь возводился не один храм, но каждый раз на фундаменте первого. В том, что при строительстве использованы древние фундаменты, нас убеждают исследования, проведенные археологами в 1973 и в 1996 годах. 

Строительство существующего здания соборного храма было начато в мае 1800 года по планам и фасадам, начертанным иеромонахом Сильвестром, судя по всему, обладавшим соответствующими знаниями и архитектурной практикой. За основу данного проекта был взят уже имевшийся на то время в епархии проект некоего храма, составленный столичным архитектором С. Г. Ивановым, который о. Сильвестр искусно переработал для строительства на Коневце, чем впоследствии «снискал себе похвалу от знакомых архитекторов». За год был выстроен первый этаж и перекрыт деревянной крышей, но дальнейшие работы невозможно было продолжать за отсутствием средств. И тогда было решено обратиться за помощью к императору Александру I, который пожертвовал значительную сумму, позволившую в 1802 году разобрать крышу над первым этажом и надстроить второй, перекрыв его тесовой кровлей. В нижнем этаже провели отделочные работы, и в июне того же года освятили церковь во имя Сретения Господня. Нижняя церковь была зимней, в ней устанавливались печи, что позволяло служить круглогодично; верхний же этаж устраивался под летнюю церковь. Лишь в 1809 году окончательно отделали внутри верхний этаж, украсили золоченым резным иконостасом и росписями, а в день памяти Преподобного Арсения освятили, как и древний храм, во имя Рождества Пресвятой Богородицы. 

Объемно и планировочно здание следует традициям древнерусского зодчества, представляя собой восьмистолпный храм с выступающей алтарной частью в виде трех полукружий апсид, центральным кубическим объемом и притвором в западной части. Центральный объем венчают пять куполов на восьмигранных барабанах. Силуэт куполов с главками, форма окон, дугообразные карнизы над ними, пилястры навеяны архитектурным стилем барокко, еще недавно господствовавшем в зодчестве Петербурга. В целом же здание собора вобрало в себя традиции древнерусской архитектуры, мотивы эпохи барокко и влияние набравшего силу классицизма, гармонично объединив все это. В конце 60-х годов XIX века здание собора получило дополнение с западной стороны в виде пристройки с башенкой, что сделало возможным устроить закрытым вход на второй этаж, и появилась дополнительная площадь для ризницы. 

Продолжим наше путешествие и выйдем за восточные монастырские ворота. Наш путь лежит к Казанскому скиту, но нельзя не обратить внимание на хозяйственные строения. Справа мы видим каменное двухэтажное с мезонинами здание для рабочих, построенное в 1874 году архитектором И. Б. Слупским. С левой стороны — каменная двухэтажная гостиница 1861 года постройки, за ней виднеется каменный скотный двор, возведенный в 1826 году. Чуть дальше к востоку расположилась деревянная конюшня с двором посередине, с двумя избами для конюхов и рабочих — довольно редкий в наше время образец хозяйственной постройки, сохранившийся почти в полном объеме. 

Далее дорога широкой просекой углубляется в сосновый бор, на фоне которого с правой стороны виден силуэт удивительной по своей красоте деревянной часовни во имя Успения Божией Матери. Часовню построили в 1899 году взамен креста, стоявшего на месте, где любил отдыхать Преподобный Арсений. Архитектура этой изящной постройки решена в русском стиле. 

Выйдя из леса, дорога поднимается к живописно расположенному на вершине холма скиту во имя Казанской иконы Божией Матери. Мы видим самые первые из сохранившихся на острове каменных построек.

Строительство скита началось в 1794 году с закладки каменной церкви. Храм возвели в центре прямоугольного двора, образованного оградой и одноэтажными келейными домиками. Архитектурный образ храма несет в себе черты древнерусского зодчества, при этом очевидно несомненное влияние русского барокко первой половины XVIII века. 

Прямоугольный двор с северной стороны ограждает сплошное одноэтажное здание, в котором были устроены теплые келий и общая трапеза с кладовыми. Юго-восточный и юго-западный углы каменной ограды заняли одноэтажные домики на одну келию с холодными сенями. 

Скитская дорога здесь заканчивается, однако влево уходит тропинка, которая, петляя по холму, исчезает в зарослях леса. По этой тропинке мы подходим к северному склону Святой горы, где у подножия лежит огромный валун размером 9 на 6 и высотой 5 метров, формой своей напоминающий череп лошади. Спускаемся вниз по каменным ступеням и оказываемся рядом с этим чудом природы, на вершине которого расположилась небольшая деревянная часовенка. Это и есть та самая жемчужина острова — часовня на Конь-камне. Часовня была воздвигнута после того, как Преподобный Арсений изгнал злых духов, обитавших, по преданию, под Конь-камнем. Последний вариант ее, не раз затем поновленный, по всей видимости, можно отнести к 1815 году. 

Вот и завершился обзор памятников архитектуры монастыря и небольшой экскурс в историю их появления и развития. 

На острове в разных его частях существовали и другие монастырские постройки, в основном хозяйственного назначения, как то: рыбацкие домики, коровники, сельскохозяйственные постройки, но большей частью они не сохранились до нашего времени. Да и с точки зрения архитектуры они мало значимы. 

Существующие по сей день здания, составляющие ансамбль Коневского Рождество-Богородичного монастыря, своей скромностью и камерностью, со-масштабностью с человеком и окружающей природой, создают ощущение радости и комфорта. 

Никита Веселов